Свое дело: как бизнес-инкубатор помогает тамбовским предпринимателям

Владимир БуевВице-президент НИСИПП «Бизнес-журнал», №1, 2012

Все последние семь лет «новой эры поддержки предпринимательства» власти пытаются стимулировать экономическую активность мерами, реальный спрос на которые задавлен условиями внешней административной среды. История с бизнес-инкубаторами — один из наглядных примеров такой госполитики. Как справедливо замечает профессор Александр Чепуренко из НИУ ВШЭ, крупному бизнесу просто не требуется большого количества субконтракторов из числа предприятий малого бизнеса, а населению в основном нужны поставщики товаров и услуг, которые не особо нуждаются в бизнес-инкубировании, поскольку работают в «неформальных» сферах (что-то налаживают, ремонтируют, кого-то лечат и т.п.). Однако красивый «бантик» всегда можно показывать как пример больших достижений федеральных чиновников, отвечающих за поддержку малого и среднего предпринимательства.

Развивать и финансово поддерживать сеть бизнес-инкубаторов в стране пытаются примерно столько, сколько существует новая Россия. На родине концепции бизнес-инкубирования — в США — подобные центры стали создаваться по инициативе снизу, когда появился реальный спрос со стороны экономики; делалось это на средства частных компаний, а также с подачи университетов1. В России все было ровно наоборот: инициатива шла исключительно сверху.

Первые российские бизнес-инкубаторы создавались в 1990-е годы на средства зарубежных донорских организаций — главным образом американского Агентства по международному развитию (USAID), то есть «удовольствие» оплачивали, по сути, иностранные налогоплательщики. Тогда в рамках так называемого Морозовского проекта российская Академия менеджмента и рынка открыла, по одним данным, 12, по другим — 13 бизнес-инкубаторов. Общественность забыла о них практически сразу, как только обмелели питавшие их из‑за рубежа финансовые потоки: большинство кануло в Лету, так и не проявив себя.

В новом тысячелетии бизнес-инкубаторы строили уже на деньги российского бюджета — и не только федерального. Систематизированной информации о масштабе участия региональных и муниципальных бюджетов нет, но они также приложили в разные годы свою руку к созданию инкубаторов в Курске, Пскове, Великих Луках, Твери и других городах.

С 2005 года в рамках федеральной программы финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства (МСП) профильный департамент Минэкономразвития продвинул идею создания сети региональных и муниципальных бизнес-инкубаторов. Разработанная департаментом «Проектная карта развития МСП» предполагала увеличение количества бизнес-инкубаторов с 70 в 2008 году до 160 в 2012-м. БOльшая часть из них должна была решить задачу №5 — «Обеспечение доступности инфраструктуры поддержки субъектов МСП». Остальные — задачу №8, а точнее, пункт 11 этой задачи — «Развитие инфраструктуры поддержки малого и среднего инновационного предпринимательства в высшей школе». На эти цели предполагалось выделить 338 млн рублей в 2010 году и 219 млн в 2011-м. Понять из документов Минэкономразвития, включались ли эти средства в общий бюджет на развитие сети бизнес-инкубаторов или шли отдельной строкой, сейчас невозможно. Важно другое: сегодня трудно найти кого-то, кто помнит об этой хорошо разрекламированной когда-то «Проектной карте». Даже сам «коллективный автор» в лице профильного департамента Минэкономразвития предпочитает о ней не вспоминать, поскольку фактическая картина оказалась далекой от действительности.

«Факт» по итогам 2010 года не дотянул до плана. С 2005 по 2010 годы фактически было открыто 93 инкубатора разных типов (инновационных, офисных, производственных, смешанных) общей площадью свыше 206 тысяч квадратных метров. В феврале 2009 года прежний директор профильного департамента Минэкономразвития Андрей Шаров предложил на заседании президиума ОПОРЫ РОССИИ «судить о бизнес-инкубаторах не сейчас, а через три года после начала их работы»2. Три года прошло, принципиально политика в отношении этой формы поддержки предпринимательства никак не поменялась. Что получилось?

Подведем итоги. По официальным данным Минэкономразвития, на начало 2011 года в бизнес-инкубаторах было размещено 1 456 субъектов малого предпринимательства, в которых работали без малого 10 тыс. человек. Годовой оборот предприятий составил немногим более 3 млрд рублей, а объем налоговых отчислений — свыше 305 млн. С октября 2011 года с легкой руки «Российской бизнес-газеты»4по Интернету пошла гулять информация о том, что бизнес-инкубаторы заработали 22 миллиарда рублей, при этом выручка «существенно превысила вложения в них из федерального и региональных бюджетов». Цифра просто мифическая, ничем не подтверждена и доверия не вызывает: ни какой период охватывает, ни как рассчитывалась и что в себя включает, ни даже источник — ничего не названо. Если речь о годе, то получается, что совокупные доходы от деятельности бизнес-инкубаторов в семь с лишним раз превышают доходы всех стартапов вместе взятых, которые учитывались. Если речь о шести годах, то в годовом исчислении доходы бизнес-инкубаторов все равно выше, чем всех размещенных там начинающих бизнесов. Вряд ли это так на самом деле. Но если так, то уже возникает вопрос, кто для кого: бизнес-инкубаторы для стартапов или наоборот?

Есть еще один очень мутный, но вполне официальный источник — Федеральный портал малого и среднего предпринимательства, который курирует опять же профильный департамент Минэкономразвития. Подраздел «Показатели мероприятий поддержки предпринимательства в субъектах РФ» содержит «коленочный» фильтр с «показателями эффективности», непонятно с какого перепугу обозначенными так экономистами департамента (большинство из них никакими «показателями эффективности» не является): наполняемость бизнес-инкубаторов, количество резидентов, количество созданных рабочих мест, число проведенных мероприятий и т.д. На конец 2011 года значения большинства показателей равны нулю (хотя с плановыми все было в порядке — планов имелось громадье). Часть показателей и их значений, прямо скажем, вводит в ступор: например, «наполняемость бизнес-инкубатора 60%» и «наполняемость бизнес-инкубатора 50%» — притом что и то и другое относится к одному и тому же периоду и региону.

Такова вот базовая «методология», на основе которой «мониторинг» и «оценку» деятельности бизнес-инкубаторов осуществляет Минэкономразвития. Наконец, есть официальные данные министерства о том, что за весь период реализации программы «наинкубированы» 932 компании — помимо тех, что инкубируются сейчас. Однако нет ни официальных, ни неофициальных (экспертных) данных, многие ли из них выжили. Между тем один из ключевых показателей эффективности бизнес-инкубаторов — это как раз процент жизнеспособных компаний, вышедших из‑под их «крыла»; за рубежом мониторится прежде всего этот итоговый результат. Так, по данным National Business Incubation Association (США), 87% американских компаний — бывших резидентов инкубаторов продолжают работать.

Но самое интересное другое: во всем этом «мутном потоке» теряются сведения о том, каков общий объем бюджетных средств, которые уже были затрачены за прошедшие семь лет на «ввод», «введение в эксплуатацию», «количество» и «наполняемость». Судить о совокупных масштабах федеральных вливаний мы еще имеем возможность. Например, благодаря справкам Росфиннадзора5 мы можем узнать, что за пять с лишним лет федеральный бюджет перечислил в регионы на цели бизнес-инкубирования свыше 800 млн рублей. Но поскольку систематизированной информации о совокупных объемах региональных и муниципальных денег, выделенных на эти цели, нет, то говорить об эффективности и результативности данного мероприятия не приходится.

Стоит отметить некоторые факты: на Западе все больше коммерческих бизнес-инкубаторов, доля которых на сегодня составляет примерно 25%. В европейских странах (например, в Германии) считают, что содействие созданию и развитию бизнес-инкубаторов — это в первую очередь задача муниципальных властей, а не федерации и даже не земель. Согласно недавнему исследованию Brain Storm Bureau, даже в развитых странах мира, где бизнес-инкубирование началось свыше пятидесяти лет назад, «зафиксировать декларируемое бизнес-инкубаторами и их сторонниками влияние на экономику страны или региона практически невозможно, а показываемая инкубаторами статистика не позволяет дать им адекватную оценку». Мы же, не изучив американский и европейский опыт, пытаемся пересадить и «приживить» их институты (с непонятным результатом даже «там, за бугром») на нашей почве, где для этого вообще нет никаких условий.

1 Пионером формата стал бизнес-инкубатор в городке Батавия (штат Нью-Йорк), который открылся в 1959 году в корпусе разорившейся птицефабрики. Его основатель Джозеф Манкузо пытался решить сразу две задачи — найти полезное применение простаивавшему объекту недвижимости и поддержать местные стартапы. В течение двух лет резиденты центра создали больше рабочих мест, чем было на закрывшейся фабрике.

2 ОПОРА РОССИИ: Федеральные средства не доходят до малого бизнеса // Агентство городского развития. 05.02.2009.

3 «Лесной дозор» выходит на рынок // Российская газета. 07.10.2011.

4 Инфор­мационная справка о результатах проверок использования средств федерального бюджета, выделенных на создание бизнес-инкубаторов… // Федеральная служба бюджетно-финансового надзора. 15.12.2010.

Виктор Зубарев :: блог Все блоги 10:25 , 24 сентября 2019

Бизнес-инкубаторы задумывались с высокими ожиданиями. С 2005 года в России они создавались как форма поддержки малого предпринимательства, инфраструктура шанса для молодежи открыть свое дело и выйти с ним на рынок. Но сегодня у ряда субъектов РФ истекает срок обязательств (не менее 10 лет) по обеспечению таких организаций. Регионам предлагается переформатировать деятельность: объединить под одной юридической крышей все субъекты по поддержке МСП или открыть коворкинги. Однако срок прошел немалый, а чего же добилась сама система национального инкубирования?

Смысл инкубаторов – развитие самых перспективных проектов по результатам конкурсного отбора. Не случайно они впервые прозвучали в министерском приказе, связанном именно с конкурсными требованиями к субъектам. (Только вот, к слову, этому «историческому» приказу тоже больше 10 лет.) В постановлении текущего года, посвященного госпрограмме инновационной экономики, правительство установило, что это организации, оказывающие поддержку предпринимателям на ранней стадии деятельности. Далее – цитата: «путем предоставления в аренду помещений и оказания услуг, необходимых для ведения предпринимательской деятельности, в том числе консультационных, бухгалтерских и юридических услуг, а также проведения образовательных тренингов и семинаров».

Больше документов по бизнес-инкубаторам у нас нет. И реальность ожиданий не оправдывает. Остается непонятным юридический и хозяйственный статус таких организаций. Отсутствуют формы отчетности самих объединений и регламенты контроля за ними. При этом, по разным оценкам, на территории России работают от 200 до 260 инкубаторов. Большинство действует в центральных субъектах РФ, а в 13 регионах их нет вообще. Как нет и сводных федеральных данных о качестве работы сети.

Таким образом, две сотни специализированных сообществ, призванных помогать сегменту МСП, находятся то ли в автономии, то ли в изоляции. Сегодня мы даже не можем посчитать их количество, не говоря об аудите эффективности! И это в корне неверная, регрессивная ситуация.

Позитивный мировой опыт подтверждает, что практика деловой акселерации успешна. Она служит наращиванию полезной бизнес-массы, выходу на внут-ренние рынки авторских стартапов, уникальных местных проектов. В Америке, при всем объеме независимых инкубаторов, государство по запросу профинансирует старт площадки. После она ищет корпоративного опекуна, постоянных инвесторов и зарабатывает самостоятельно. А вот Сингапур и Малайзия пошли по пути Германии и Австрии, расширяя инкубацию при технопарках и технополисах, ориентированных на проблемы регионов. Так, австрийский Softwarepark Hagenberg открылся в сельскохозяйственном районе, где были проблемы с квалифицированным персоналом. За счет акселераторов аграриям предложили как обучение кадров новым технологиям, так и решения по оптимизации для всего местного сектора.

А мы, имея потребность в развитии малых форм частной коммерции, ликвидации безработицы молодежи, поиске современных экономических смыслов, приходим к мысли, что инкубаторы – это помещения с льготными условиями предоставления аренды. И те уже не очень нужны, являясь «довеском» к региональным бюджетам. Правда, у нас есть отдельные истории успеха международного уровня: компания GVA, университетские инкубаторы на базе ИТМО из Санкт-Петербурга или РЭУ им. Плеханова. А по рейтингу UBI Global бизнес-инкубатор НИУ ВШЭ – 7-й в мире (за период 2017-2018). Значит – можем (если захотим, конечно).

Но для начала надо определиться с правовой формой организаций. Субъекты МСП или тренинговые, консалтинговые центры? Отсюда последует вопрос с лицензированием, допустим, на образовательные услуги. Нужен ли инкубатору постоянный штат или часть специалистов будет на аутсорсе? Сейчас в регионах проблема с персоналом. А слабый персонал – это отсутствие деловых контактов и капитализации, отсутствие перспектив попасть в зону внимания скаутеров и инвесторов.

По бизнес-инкубаторам должны быть приняты не решения о консолидации или «перелицовке», а актуальные регламенты, уточняющие, в частности, их организационно-правовую форму. На данный момент нужна и инвентаризация действующих объединений, всех, от вузовских до частных. Чтобы определить потенциал, предлагается ввести индекс BI of Russia – аналог рейтинга успешности. Со следующими критериями: количество предприятий, вышедших из своего инкубатора на рынок; количество открытых рабочих мест; оценка капитализации и волатильности компаний, исходя из заключенных договоров.

Индекс позволит выяснить, какие бизнес-инкубаторы реально влияют на экосистему региона, что за проекты реализуются сообществом, какова программа акселерации. И шире: что нужно предпринять, дабы усилить гражданскую вовлеченность, пригласить молодежь в систему инкубирования. Чтобы ожидания от национальной деловой архитектуры начали совпадать с реальностью, важно переоценить «трендзону» инкубаторов и не избавляться от них после стольких лет затрат. А внести по итогам анализа и дифференциации, например, в национальный проект «Малое и среднее предпринимательство» не в качестве льготных услуг, а на уровне think-tank модели – места предпринимательской синергии в регионах.

рекомендовать OA_show(‘under_article2’,);

image
Иллюстрация Дины Ли

В бизнес-инкубаторах создают благоприятные условия для ведения бизнеса в сфере инноваций.

Иллюстрация Дины Ли специально для Informburo.kz

Родительский гараж, взятые в долг деньги и горящие глаза, – так зачастую представляют себе стартап далёкие от инноваций люди. Гаражи в прошлом. Теперь, чтобы поддержать инновационные компании, государство и частный сектор создают экосистемы, в которых идеи превращаются в бизнес. В центре этих экосистем – специализированные организации: бизнес-инкубаторы, технопарки и акселераторы, где созданы комфортные условия для новаторов и их стартапов. Журналист Informburo.kz проанализировал рынок бизнес-инкубации в Казахстане.

Что такое инкубатор?

Ранее Informburo.kz рассказывал о видах нефинансовой поддержки стартапов. Так вот, бизнес-инкубаторы, технопарки и акселераторы относятся к видам нефинансовой поддержки. Они помогают молодым компаниям снизить риски в работе и быстрее выйти на прибыльность.

Бизнес-инкубатор – это система, которая создаёт благоприятные условия для организации бизнеса в инновационной сфере. Такие структуры могут возникнуть на базе вузов и бизнес-центров или их может специально создать государство или частная компания как отдельные учреждения. Инкубатор выглядит как офисное пространство с отдельными помещениями для встреч и образовательных мероприятий, которыми на льготных либо безвозмездных условиях могут пользоваться новаторы.

Первый в мире бизнес-инкубатор появился в Батавии (США) в 1959-м. Это был Batavia Industrial Center, организованный на складе фабрики местным жителем Джозефом Манкусо. Так Манкусо создал новые рабочие места и помог городу бороться с экономическим застоем.

Следом в Штатах стали появляться и другие инновационные экосистемы. Одним из ключевых моментов в развитии Кремниевой долины, к примеру, было создание Стэнфордского индустриального парка. После Второй мировой войны количество студентов резко увеличилось, и чтобы покрыть возросшие расходы, университет стал сдавать в долгосрочную офисную аренду большой участок своей земли. Компании, открывшие там офисы, смогли пользоваться лизинговыми инструментами и получили большой приток высококвалифицированных сотрудников, а студенты Стэнфорда получили возможность работать вблизи альма-матер.

Основатель Facebook Марк Цукерберг во время выступления на одном из образовательных мероприятий YCombinator / Фото с сайта ycombinator.com

В США даже образовалась Национальная ассоциация бизнес-инкубаторов, которая позже переросла в глобальную организацию InBIA. Она объединяет более двух тысяч игроков рынка инкубации и развития инноваций в 60 странах, а также предоставляет образовательные и методологические ресурсы для поддержки начинающих предпринимателей.

В каждой стране есть своя специфика в бизнес-инкубации. К примеру, в США этим в основном занимаются частные компании, которые рассчитывают на прибыль, если проекты из их инкубаторов выстрелят и станут успешными. В Израиле стартаперы получают займы от государства под низкие проценты. При этом ссуду инновационные стартапы начинают выплачивать только после удачного старта на рынке. Каждый из создателей стартапа заинтересован в том, чтобы его проект стал привлекательным для инвесторов и начал приносить прибыль.

В Швеции распространена концепция «внутренних» бизнес-инкубаторов, которые создают крупные компании для стимулирования новых идей и проектов изнутри. Так они развивают предпринимательство среди сотрудников и повышают инновационную активность.

Один из openspace-офисов инкубатора Tencent / Фото informburo.kz

В Китае инкубацию развивают как государство, так и частные компании. В каждом регионе работает по несколько десятков инкубаторов и технопарков, которые стимулируют предпринимательство среди местных жителей. Вокруг них созданы сервисные организации, которые помогают стартаперам продавать и покупать технологии, защищать интеллектуальную собственность.

Один из наиболее выдающихся глобальных инкубаторов – американский YCombinator, через который прошли 1 900 компаний, включая AirBnb, Dropbox, Reddit. Попасть туда сложно: отбор проходят всего 3% команд, подавших заявку на программу акселерации, и только 10% прошедших не становятся успешными. Компании из YCombinator оцениваются в 100 млрд долларов. Ещё один успешный глобальный пример – британский инкубатор Seedcamp, через который прошли 275 компаний, которые привлекли более одного млрд долларов инвестиций.

В Китае большую сеть инкубаторов WeStart развивает технологическая компания Tencent. В сети действуют 32 технологических хаба, через которые прошли более 15 тысяч стартапов, 35 из которых уже вышли на биржу. Здесь начинающие предприниматели получают как место для работы, так и поддержку в виде инвестиций и обучения, а также доступ к специализированным сервисам.

А какие бизнес-инкубаторы есть в Казахстане?

В нашей стране действуют более 10 инкубаторов. Полную карту стартап-экосистемы можно посмотреть на сайте инкубатора MOST. Помимо самого MOST есть nFactorial, TechGarden, Astana Hub, Impact Hub, «СодБи», SmArt.Point, Astana Business Campus, KBTU Startup Incubator, Научно-технологический парк КазНУ и ПГУ «Венчур». Большинство инкубаторов находятся в Астане и Алматы.

MOST официально запустили в сентябре 2015 года. Он стал первым в Казахстане частным бизнес-инкубатором, который поддерживает инноваторов на этапах от появления идеи до её реализации. Всего через MOST прошли более 60 компаний, 15 из них смогли привлечь инвестиции с рынка.

При Назарбаев университете открыли инновационный кластер Astana Business Campus, который объединяет офис коммерциализации, бизнес-инкубатор, техно- и научный парки. В рамках инкубации Campus предоставляет не только офисные помещения, но и услуги консультации по реализации проектов, помощь в привлечении финансирования, проведение маркетинговой экспертизы, поиск и привлечение менторов и бизнес-ангелов. Среди проектов, которые были созданы в Campus, – производство плоских гелиоколлекторов, водно-литиевых батарей и солнечных водоподъёмников.

В 2018-м в Астане на территории ЭКСПО запускается международный технопарк IT-стартапов Astana Hub. В феврале стартовал первый поток программы акселерации, в которой участвовали 10 стартапов, а в инкубатор зашли около 50 команд.

Участники образовательного мероприятия на базе Astana Hub / Фото Astana Hub

По словам генерального директора Astana Hub Магжана Мадиева, цель технопарка – развивать экосистему инноваций для IT-бизнеса в Казахстане. Для этого здесь оказывают поддержку предпринимателям от стадии идеи до становления успешного бизнеса.

«Наша цель – чтобы в стартапы до 2022 года было инвестировано 67 млрд тенге. Наше видение технопарка заключается в том, что Astana Hub – это казахстанская платформа, где агрегируются и создаются разные инструменты поддержки стартапов», – рассказал Мадиев журналисту Informburo.kz.

Генеральный директор Astana Hub / Фото Astana Hub

Хаб работает по восьми направлениям:

  • информационная работа (журнал Z journal);
  • образовательные программы;
  • бизнес-инкубация;
  • программа акселерации;
  • создание Research&Development-платформы;
  • развитие инфраструктуры;
  • введение режима налоговых преференций и стартап-виз;
  • развитие собственной IT-платформы.

А программа акселерации Astana Hub длится три месяца и состоит из четырёх модулей:

  • образовательной части (навыки по управлению и развитию стартапа);
  • менторства (консультации);
  • нетворкинга (знакомство с инвесторами и потенциальными клиентами);
  • предоставления инфраструктуры, которая помогает снижать издержки стартапа.

В первом потоке акселерации приняли участие 14 команд, но до конца дошли только 10. Финалистам удалось привлечь частные инвестиции на сумму около 30 млн тенге. Сейчас идёт второй поток акселерации, в нём также участвуют 14 команд.

Стартапы, которые заходят в инкубатор Astana Hub, получают не только офис, но и доступ к специализированным образовательным мероприятиям, участвуют в нетворкинге. Стать резидентом технопарка можно заполнив заявку на сайте. Если заявка будет отобрана, последует интервью по телефону, а за ним – личное интервью с экспертами, которые оценят проект. Оценка послужит основанием для решения о приёме в технопарк. Отбор в программу акселерации проходит так же, но конкуренция выше, потому что количество мест ограничено.

«Дорожная карта» для инкубатора

В Казахстане поддержкой инновационной экосистемы занимается и государство. При Национальном агентстве по технологическому развитию (НАТР) раньше работали технопарки в регионах страны. Но теперь агентство перешло от управления технопарков к политике стимулирования бизнес-инкубаторов. Поэтому в рамках единой программы «Дорожная карта бизнеса – 2020» разработали программу поддержки бизнес-инкубирования.

По словам директора Центра коммерциализации технологий агентства Нурлана Байженова, через эту инициативу инкубаторам окажут финансовую и методологическую поддержку. Каждый её участник получит софинансирование половины операционных расходов, но не более 35 млн тенге в год, а также зарубежного консультанта с практическим опытом выстраивания системы инкубирования. Кроме поддержки самих инкубаторов отдельные меры предусмотрели и для их резидентов. Они смогут получить государственные гранты в размере 80% от суммы реализации проекта, но не более 50 млн тенге.

Участников программы начали отбирать в июне. Из 12 поданных заявок на экспертную комиссию допустили 10, из них и выбрали три лучшие: это ТОО «BeInTech» (Астана), ТОО «Клуб молодых предпринимателей» и ТОО «SmArt Point Almaty» (Алматы).

С каждым из инкубаторов НАТР заключит договор на три года. Как отмечают в агентстве, программа поможет казахстанской экосистеме бизнес-инкубирования стать самодостаточной как в финансовом плане, так и по уровню компетенций. А это в свою очередь будет стимулировать развитие стартапов в стране.

«Вместе с Министерством национальной экономики мы разработали программу для поддержки частного сектора на рынке инкубации, чтобы они налаживали инфраструктуру. (…) Чтобы рынок стартапов двигался, нужны инструменты. Какие они должны быть? Это инфраструктура, которая помогает стартапам развиваться, и финансирование. Эти две вещи должны быть доступными», – отмечает Нурлан Байженов.

Для помощи в развитии инкубации и разработали программу. А для стимулирования инвестиций в стартапы были приняты поправки в законодательство по венчурному финансированию.

Читайте также: В Казахстане приняли поправки по венчурному финансированию. Что теперь изменится?

Генеральный директор Astana Hub Магжан Мадиев говорит, что в инструментах поддержки инноваций важно не только их количество, но и качество организации.

«Поддержки инноваций много не бывает. Чем больше инструментов поддержки инноваций, тем лучше. Главное, чтобы они организовывались эффективно. Основной ресурс для создания инноваций – это предприниматели. Они у нас были, есть и будут. (…) Но чтобы удержать наши таланты от ухода на другие рынки, эти программы должны работать. Чтобы они имели возможность, находясь здесь, глобально запускать стартапы. И все шансы для этого есть», – считает Магжан Мадиев.

Помощь стартапу

Как уже отмечалось выше, многие ныне известные компании развились благодаря инкубаторам. В их числе, к примеру, онлайн-площадка для поиска и краткосрочной аренды жилья по всему миру AirBnb, облачное хранилище Dropbox и социальный новостной сайт Reddit.

Аналогично инкубация помогает и казахстанским компаниям. Команда стартапа Partszone уже более двух месяцев работает над онлайн-платформой по поиску запасных частей для спецтехники. Основатель стартапа Айжас Койлыбаев отмечает, что продукт будет помогать строительным, дорожно-строительным, сельскохозяйственным и горнорудным компаниям вести учёт спецтехники, планировать закупку запчастей и их ремонт. Платформой уже пользуются казахстанские компании. Команда Partszone зашла в инкубатор технопарка Astana Hub и участвует во втором потоке акселерации.

«Мы получили многое, войдя в технопарк. Первое – это офис в коворкинге. Также по выходным проходят образовательные мероприятия, на которых команда получает много знаний: как привлекать деньги, какие есть каналы продвижения, – мы повышаем экспертность в этих вопросах. (…) Если бы этих программ не было, развивать продукт было бы сложнее. Потому что мы постоянно совершали бы ошибки, и какая-то из них могла стать фатальной. Мы просто бы закрылись, не сделав продукт», – говорит Айжас Койлыбаев.

Инновационная активность компаний в Казахстане растёт. По данным Комитета по статистике Миннацэкономики, в 2003 году этот показатель по технологическим инновациям составлял 2,1%, а к 2017-му вырос более чем в два раза – до 5,7%. А если учитывать все типы инноваций, то цифры выше – 9,6%.

Заметно изменяется рынок и внешне. Раньше о стартапах почти не говорили, а теперь в Казахстане каждый год проводится по несколько тематических конференций. Например, на ежегодном «Инновационном конгрессе» несколько сессий посвящены инноваторам и их поддержке. В этом году он пройдёт в новом формате как Qazaqstan Technology Forum.

Программы инкубации и акселерации для стартапов запускают не только в Астане и Алматы, но и в регионах. Например, в Павлодарском государственном университете открыли «Международную стартап-академию». В стране появились финансовые и нефинансовые меры поддержки как государственные, так и частные. А рекомендаций по тому, как найти идею и реализовать её, в интернете накопилось уже много.

Также новые возможности открывают и разного рода локальные мероприятия, к примеру, хакатоны или недели стартапов. Там инноваторы могут предложить новые решения для развития городов или даже целых отраслей. Одной из таких площадок станет Techstars Startup Week Qazaqstan, который впервые пройдёт в стране 8-14 октября текущего года.

Techstars Startup Week – это глобальное мероприятие под эгидой международного акселератора Techstars, которое проводится в разных городах мира для развития локального предпринимательства. В течение недели ведущие местные и международные эксперты будут делиться своим опытом, проводить обучающие мероприятия и налаживать контакты. Все мероприятия будут доступны на бесплатной основе.

В сфере бизнеса не так давно появились компании, целью которых является оказание поддержки начинающим предпринимателям – «питомцам», причем они получают всестороннюю помощь на каждом этапе развития собственного дела. Талантливые стартаперы в специализированных образовательных заведениях перенимают ценные сведения о развитии малых и средних предприятий, после чего на практике могут реализовать свой проект.

image

Бизнес-инкубатор – это…

Что собой представляют бизнес-инкубаторы в России? Это специализированные компании, целью которых является создание оптимальных условий для подготовки будущих предпринимателей. В них работают сотрудники, обучающие людей принципам ведения бизнеса, экономике предприятий, программированию, компьютерным наукам, психологии и другим дисциплинам, необходимым для полноценного управления собственным делом. Любой бизнес-инкубатор создается на базе учебного заведения, которое финансируется за счет государства либо частных лиц. Преподаватели образовательных центров являются настоящими профессионалами, способными не только передать стартаперам ценные знания по успешному открытию бизнеса, но и оказать помощь в практической реализации любого проекта.

К примеру, если у человека имеются интересные идеи малого бизнеса с минимальными вложениями в маленьком городе, он может обратиться в БИ. Специалисты образовательной компании помогут составить проект будущего предприятия, предоставят необходимые базы данных, а также обеспечат оргтехникой для пошаговой реализации задуманного. Проходя обучение в бизнес-инкубаторе, бизнесмен получает ряд дополнительных услуг. К ним стоит отнести:

  • предоставление офисного помещения для работы предприятия;
  • обработку корреспонденции;
  • консультации по различным направлениям ведения бизнеса;
  • содействие в привлечении средств на развитие стартапа;
  • поддержку в проведении рекламных кампаний.

Далеко не каждый человек в начале своей деятельности может позволить себе арендовать офис для работы предприятия. Бизнес-инкубатор дает возможность получить подходящие площади, стоимость которых будет минимальной. Помимо этого, предпринимателю предоставляется помощь в обработке входящей корреспонденции. Известно, что общение с представителями контролирующих органов отнимает много времени, поэтому обучающий центр также берет на себя решение данной проблемы.

Будущие бизнесмены получают в БИ профессиональные консультации по любым юридическим и экономическим вопросам, готовые решения, связанные с налоговым законодательством и ведением хозяйства предприятия. Помимо этого, организация оказывает содействие в привлечении инвестиций в развитие бизнеса. Профессионалы расскажут, как правильно составить документацию, чтобы получить субсидии от государства, а также гарантийные обязательства перед банками и частными инвесторами. Если у предпринимателя отсутствует умение вести переговоры и заключать договоры, его обучат профессионалы.

Специалисты образовательного центра совместно с учеником проводят рекламные кампании проекта, принимают участие в городских выставках и фестивалях. Если потребуется, бизнесмену будет оказана помощь в разработке собственного стиля организации. Обратите внимание, что в большинстве случаев занятия в бизнес-инкубаторах проводятся совершенно бесплатно. Редко может взиматься небольшая плата в зависимости от направления вашей деятельности, однако она существенно ниже рыночных цен на подобные услуги.

В бизнес-инкубатор могут обратиться не только новички, у которых есть идеи для развития бизнеса, но и действующие компании с имеющимися интересными разработками. Чтобы приступить к обучению, претендентам необходимо представить свои проекты на рассмотрение специальной комиссии. Если стартап будет одобрен, человек получит от организации все необходимое для запуска собственного бизнеса, после чего сможет развиваться самостоятельно.

Важно знать! На нашем сайте открылся каталог франшиз! Перейти в каталог…

Виды

Есть несколько разновидностей бизнес-инкубаторов, и для существования каждого из них требуется определенный тип ресурсов. Выделяют следующие БИ:

  • классические;
  • научные;
  • производственные;
  • инновационные.

Классические инкубаторы составляют большую часть образовательных организаций, в которые могут обращаться начинающие предприниматели практически с любыми бизнес-идеями. К примеру, к ним относятся такие направления, как выращивание сельскохозяйственных культур, собственное мини-производство товаров народного потребления, строительные услуги и т.д. Чтобы получить профессиональную поддержку, предпринимателю нужно создать уникальную инновационную идею, реализация которой принесет пользу региону или даже стране. При этом в первую очередь рассматриваются именно такие стартапы, а не любые проекты, несущие заведомо личную выгоду предпринимателю. Если идея будет действительно уникальной и стоящей, выбор ниши для бизнеса будет играть второстепенную роль.

Разработчики различных технологий, компьютерных и инженерных новинок, способных обеспечить привлекательность продукта на рынке и выделить его преимущества среди конкурентов, могут обратиться со своими проектами в инновационные бизнес-инкубаторы. Что это даст стартаперу? В первую очередь он получит доступ к необходимым ресурсам. К примеру, это могут быть стенды для испытания оборудования или специализированное оснащение. Также предпринимателю предоставят доступ к информационным базам, необходимым для осуществления проекта. Известно, что создание научно-исследовательских лабораторий является очень затратным мероприятием. Если инновационная идея человека понравится специалистам БИ, он бесплатно получит необходимую технологическую оснастку и все условия для создания уникального продукта.

Производственные образовательные центры функционируют по тому же принципу. Создатель прибыльной идеи по оптимизации работы предприятия получит в свое распоряжение нужное оборудование, складские помещения и площади для цехов. Он может рассчитывать на всестороннюю поддержку бизнес-инкубатора, включая предоставление консультаций по юридическим, бухгалтерским и другим вопросам.

Научные БИ представляют собой специализированные образовательные организации, которые оказывают поддержку деятелям в области химии, биологии, медицины и других дисциплин. Если у вас есть стоящее инновационное решение, вы можете обратиться к профессионалам и заработать на этом.

Цели

Начинающие предприниматели должны понимать, кому выгодно содержать образовательные центры для малых и средних коммерческих организаций и с какой целью они создаются. В первую очередь в этом заинтересовано государство, которое прилагает немало усилий для поддержки бизнесменов, причем обучение осуществляется за счет бюджета.

Как только человек пройдет профессиональное обучение, он сможет самостоятельно и успешно вести собственное дело. При этом ежемесячно бизнесмены перечисляют в казну налоги, общий объем которых многократно превосходит траты на финансирование инкубаторов. Помимо этого, новички в бизнесе могут гораздо быстрее освоить определенный вид деятельности и начать получать ощутимый доход (в отличие от тех случаев, когда развиваться приходится самостоятельно).

Трудно недооценить деятельность специализированных инкубаторов, ведь, как правило, люди, увлеченные своим изобретением и получившие необходимую помощь, успешно развиваются в дальнейшем, масштабируют свою деятельность, в результате чего маленькая фирма преобразуется в крупную компанию.

Важно: бизнес-инкубаторы, финансируемые государством, решают множество важнейших задач, приносящих пользу стране. Их работу можно сравнить с деятельностью исследовательских и научных институтов в различных сферах. К примеру, у человека есть идеи по принципиально новым методикам выращивания сельскохозяйственных культур, которые в сравнении с классическими способами будут значительно дешевле и позволят приносить большее количество урожая. Инкубатор может спонсировать данный стартап, в результате чего разработчик получит успешно работающий бизнес, а государство – привлечение большого количества денег для пополнения казны.

Где искать бизнес-инкубаторы?

Уже более 10 лет бизнес-инкубаторы успешно существуют в России, способствуют развитию частного бизнеса и присутствуют практически в каждом регионе. Полный список образовательных центров можно найти в справочных ресурсах в Интернете. Как правило, БИ создаются на базе исследовательских институтов определенных городов, поэтому, чтобы их отыскать, достаточно посетить соответствующие сайты. Информация о наличии образовательного центра, если таковой имеется при институте или другом учебном заведении, обязательно будет на интернет-ресурсе организации.

Частные инвесторы также обладают собственными БИ. Они используют различные массмедиа для привлечения талантливых бизнесменов и собственные сайты в Интернете. Им также выгодно вкладывать деньги в подготовку предпринимателей, способных разрабатывать инновационные решения и конкурентоспособные продукты, что приносит впоследствии большую прибыль.

Как попасть в бизнес-инкубатор?

Несмотря на достаточно жесткий отбор претендентов для прохождения обучения в бизнес-инкубаторе, практически каждый человек может подать заявку на участие в конкурсе. Помимо этого, условия приема предпринимателей в разные образовательные центры могут значительно отличаться друг от друга. Перед выбором инкубатора следует обратить внимание на его специализацию. Несложно понять, что с идеями в области медицины или сельского хозяйства в производственные или общие образовательные центры не имеет смысла обращаться. Также стоит учитывать, что большинство организаций перед приемом претендента могут запросить:

  • презентацию продукта (патента);
  • регистрацию предприятия в качестве юрлица;
  • бизнес-план проекта;
  • модель внедрения прототипа готового продукта.

Важно: бизнес-инкубаторы, ведущие подготовку предпринимателей при государственной поддержке, выставляют достаточно лояльные условия приема претендентов на обучение. Они не заинтересованы в финансовом результате стартапа (выгоде претендента), а деньги в основном выделяются из фонда федерального бюджета. Что касается частных инвесторов, то они, наоборот, делают ставку на личную выгоду и возможную прибыль самого участника конкурса, поэтому к кандидатам предъявляются жесткие требования. К примеру, предприниматель должен тщательно разработать бизнес-план, обосновать экономическую выгоду его реализации и убедить инвесторов в целесообразности своего проекта.

Как происходит процедура вхождения в бизнес-инкубатор? Сперва претендент должен подать заявку, подробно рассказать о своей идее, сделав упор на выгоды, которые получит государство (частный инвестор). Крайне важно в деталях проработать все пункты бизнес-плана.

Приведем простой пример. Допустим, человек придумал идею производства какого-либо продукта. Он должен указать способы его реализации. Понятно, что каналами сбыта могут стать крупные торговые сети, розничные магазины и оптовые компании, а вот почему они должны его приобретать, причем в немалых количествах, нужно обосновать членам комиссии. Если идея будет одобрена, следующим шагом станет презентация проекта представителям экспертного совета. Достаточно часто профессионалы отклоняют стартапы, посчитав их «сырыми» или экономически невыгодными. Нужно понимать, что в бизнесе выживают лишь сильнейшие, поэтому отбираются только самые интересные проекты. И при наличии возможности стоит подумать над доработкой идеи и повторно обратиться в инкубатор, если с первого раза не удалось заинтересовать комиссию.

Сохраните статью в 2 клика:

Подводя итоги, отметим, что в бизнес-инкубаторе человек получает полноценные знания для ведения бизнеса и практические навыки. Также ему оказывается помощь в продвижении собственного дела и привлечении инвестиций на развитие.

Свернуть

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий